Назад к списку

Из рабыни - в портнихи миссис Линкольн.


Судьба одновременно и типичная, и поразительная, ведь Элизабет Кекли была рабыней, ставшей впоследствии личной портнихой Мэри Линкольн, первой леди.



Элизабет Кекли, в девичестве Хоббс, родилась в 1818 году в городке Динуидди, штат Вирджиния, в доме полковника Армистеда Беруэлла и его жены Мэри. Мать Элизабет, негритянка по имени Агнесс, служила в доме полковника, который, как выяснилось уже позже, и был отцом мулатки Элизабет. Отцовских чувств он к ней не проявлял совершенно, зато девочке повезло с отчимом. Им стал Джордж Хоббс, раб с соседней плантации, которому было позволено взять в жены Агнес. 

Союзы такого рода держались исключительно на доброй воле хозяев, однако были довольно популярны. Как утверждали сами рабы, они даже предпочитали жить порознь и видеться с женами несколько раз на неделе. Тогда не придется наблюдать, как любимую женщину избивают у тебя на глазах, а ты не можешь за нее вступиться. 

Когда Элизабет была еще маленькой, хозяева ее отчима уехали прочь из городка. Поначалу Джордж и Агнес виделись по праздникам, затем и эти встречи сошли на нет. Тут-то Агнес и пригодилось умение писать. Обучать рабов грамоте во многих штатах, включая Вирджинию, было незаконно, иначе рабы начитались бы аболиционистских брошюр и попытались бежать на север. Тем не менее, многие учились читать тайком от хозяев, и среди таких самоучек была Агнес. Она же обучила грамоте дочь. Агнес и Джордж тайком обменивались любовными письмами, которые потом хранила Элизабет, но переписка была делом рискованным и тоже долго не продлилась. 

Когда Лиззи исполнилось 4 года, хозяйка нашла способ угробить свое дитя приставила ее к работе — поручили качать колыбельку с новорожденной хозяйской дочкой, ее тезкой. Доверить ребенку ребенка было не самой блестящей идеей. Малышка очень понравилась Лиззи — почти что кукла, только шевелится и пищит — и она с таким энтузиазмом раскачивала колыбель, что дитя оттуда вылетело. Лиззи попыталась исправить положение, поддев младенца лопатой для угля. За этим занятием ее и застала хозяйка. Маленькую рабыню так выдрали, что она запомнила это наказание до самой старости. Вот так дети и расплачиваются за идиотизм взрослых (со скидкой на нравы 19го века или без).



Дальнейшая жизнь невольницы развивалась в таком же ключе. В возрасте 14 лет полковник отдал Элизабет взаймы своему старшему сыну Роберту, проповеднику в пресвитерианской церкви. Тот не так давно женился на некой Маргарет Робертсон, девице из небогатой семьи, но с неслабыми комплексами. Жили супруги в городке Хиллсборо, Северная Каролина, и достаток у них был более чем скромный, экономить приходилось на всем. Тогда Маргарет нашла единственный доступный ей способ самоутвердиться — за счет рабыни (ей, кстати, не принадлежавшей). Маргарет казалось, что Элизабет смотрит на нее то свысока, то искоса, и она решила сломать дух этой гордячки. Самой поколотить служанку ей было слабо, та могла и сдачи дать, потому Маргарет подговорила местного учителя Уильяма Бингэма задать Элизабет порку. Когда белый мужчина, да вдобавок не ее хозяин, приказал Элизабет раздеваться, восемнадцатилетняя девушка отказалась наотрез и отбивалась от него, как только могла. Но он все равно связал ее и избил плетью. Так продолжалось несколько раз. Элизабет жаловалась своему преподобному хозяину, но ему плевать было на все это с колокольни своей церкви. Да и вообще, побои лишними не бывают. Наконец у Бингэма сдали нервы, он расплакался и сам попросил у Элизабет прощение, ведь бить ее приходилось ни за что. Поняв, что лишилась союзника, Маргарет натравила на рабыню мужа. Священник проучил служанку орудием посолиднее — дубовой ручкой метлы, после чего Элизабет пять дней пролежала в постели. В общем, весело ей жилось. Дома заедали хозяева, а на улице красавице-мулатке не давали проходу белые господа. Что ни день, то приключения



Один из жителей Хиллсборо, Александр Киркленд, вступил с Элизабет в связь и стал отцом ее ребенка — еще один типичный случай. Сына-квартерона Элизабет называла Джорджем в честь отчима. У мальчика была настолько светлая кожа, что он мог бы сойти за белого, но обращались с ним, конечно, как с рабом. 

Вскоре после рождения Джорджа полковник Беруэлл затребовал Элизабет назад и передал ее своей дочери Энн и ее супругу Хью Гарланду. Можно сказать, что Элизабет вытянула счастливый билет, ведь сына ей разрешили взять с собой, а могли бы продать, чтобы под ногами не путался. Гарланды увезли Элизабет с Джорджем в Сент-Луис, крупный город, особенно в сравнении с Хиллсборо. К тому времени Элизабет научилась отлично шить, и в Сент-Луисе к чернокожей модистке потянулись первые клиентки. Смекнув, что к чему, Гарланды решили, что смогут прожить на заработки Элизабет, и прожить неплохо. Ее доход они забирали подчистую. 



Почти два года Элизабет, трудившаяся не покладая рук, фактически, содержала всю семейку, Гарландов и их рабов. Такое количество захребетников, конечно, не могло ее не раздражать. Кроме того, она задумывалась и о личном счастье, тем более что в Сент-Луисе ей повстречалась любовь. Как ей казалось, настоящая, а не в стиле «селянка, приходи на сеновал». Ее избранник Джеймс Кекли представился свободным чернокожим, но, как выяснилось после свадьбы, он тоже был рабом, а вдобавок пропойцей. Так Элизабет обзавелась еще одним иждивенцем. 

С годами желание вырваться на свободу и вытащить из этого ада сына становилось все сильнее. Поначалу хозяин отказывался даже разговаривать с ней о выкупе — какой дурак зарежет дойную корову? Но после его смерти один из его родственников предложил ей вольную за $1200. Сумма казалась неподъемной. Разве что поехать в Нью-Йорк на заработки? Но хозяева и не думали ее отпускать. Тогда на помощь модистке пришли благодарные клиентки. Собирали деньги с миру по нитке, по знакомым, но все же наскребли нужную сумму. В 1855 году Элизабет и Джордж вышли на волю. 

Вот теперь жизнь начала налаживаться. С клиентками Элизабет постепенно расплатилась, с мужем — разъехалась, а сына отдала в недавно открытый Колледж Уилберфорса, куда принимали цветных. Из Сент-Луиса ее дорога лежала в Мэриленд, где она безуспешно пыталась открыть курсы кройки и шитья, а оттуда в Вашингтон. Хорошая портниха в столице без работы не останется. А Элизабет была не просто хорошей портнихой — она была модным кутюрье. Благодаря сарафанному радио ее сразу разыскали клиентки, причем в их числе была Мэри Ли, супруга Роберта Ли, генерала войск Конфедерации, и Варина Дэвис, жена Джефферсона Дэвиса, ставшего президентом Конфедерации когда юг откололся от севера. Словом, политические воззрения клиенток для Элизабет роли не играли. Платья нужны всем.


Мэри Тодд Линкольн в платье от Элизабет Кекли


Еще до начала Гражданской войны чернокожая портниха была представлена Мэри Тодд Линкольн, супруге Авраама Линкольна, не так давно ставшего президентом. Миссис Линкольн отличалась нравом вздорным, портнихи выли от нее в голос, но Элизабет нашла подход к придирчивой даме (если имеешь дело с работодателями, которые гоняются за тобой с дубовой ручкой метлы, это...гм... закаляет нервы). Новая заказчица была довольно качеством работы миссис Кекли. Портниху все чаще приглашали в Белый дом, и, в конце концов, она стала компаньонкой и близкой подругой первой леди. Элизабет не только шила для нее наряды, но помогала Мэри одеваться и делать прическу, болтала с ней о том — о сем.



В Белом доме Элизабет стала попросту незаменима. Еще больше женщин сблизили семейные трагедии: в 1861 году погиб на фронте Джордж, сражавшийся на стороне северян, а годом позже от чахотки умер одиннадцатилетний Уилли Линкольн. Обе матери скорбели и утешали друг друга в скорби. Став настоящей знаменитостью, Элизабет не ударила в грязь лицом и тоже вносила свой вклад в дело освобождения рабов. Так, в 1862 году она основала ассоциацию, собиравшую пожертвования с целью закупки провианта и одежды для беглых рабов и черных солдат. 

После убийства Линкольна 14 апреля 1865 года Мэри впала в депрессию, и верной Элизабет понадобилось немало усилий, чтобы хоть как-то ее расшевелить. В знак благодарности, Мэри передала подруге немало личных вещей, включая свою забрызганную кровью накидку — память о страшной ночи в театре. Но, увы, история стара, как мир. Как раз из-за вещей Мэри и Элизабет в конечном итоге разругались.



Миссис Линкольн никогда не отличалась практичностью. Будучи первой леди, она наделала немало долгов. В 1867 году при содействии своей подруги Мэри устроила распродажу вещей, включая старую одежду мужа. Сердобольная Элизабет давала интервью в нью-йоркских газетах, расписывая, как сильно нуждается жена покойного президента. И какого президента! Но шумиха вышла миссис Линкольн боком. Общественности не понравилось, что она разбазаривает драгоценные артефакты президента вместо того, чтобы любовно их хранить. 

В свою очередь, Элизабет тоже решила продать несколько вещей Линкольна, чтобы пожертвовать на восстановление сгоревшего Колледжа Уилберфорса. Узнав о ее затее, миссис Линкольн пришла в ярость и запретила продажу вещей. Разумеется, пошли разговоры про пляски на костях. Память президента Линкольна была священна и не стоило пятнать ее меркантилизмом. А размолвку миссис Линкольн с подругой и со всем белым светом журналисты прозвали «скандалом из-за старых тряпок». 

Желая восстановить справедливость, в 1868 году Элизабет издала мемуары «За сценой», в которых описала детство-отрочество-юность и жизнь в Белом доме. Ее целью было объяснить, почему же миссис Линкольн решила распродать вещи, и начала она издалека. Но лучше никому не стало. Газетчики раскритиковали портниху за то, что она проникла в святая святых и порылась в грязном белье, а миссис Линкольн обидело упоминание ее долгов. И хотя издатель мемуаров обещал публике сенсацию, тираж расходился плохо. Продажам активно мешал Роберт Тодд Линкольн, сына покойного президента, опубликовавший злую пародию на мемуары Кекли. Своему детищу молодой мистер Линкольн дал амбициозное название "За швами: сочинение черномазой, принимавшей заказы от миссис Дэвис и миссис Линкольн, а вместо подписи ставившей крестик". Больно, конечно, слышать такое от сына подруги, пусть уже и бывшей. 

От Элизабет, получившей репутацию скандалистки, отвернулись заказчицы. Ей пришлось перебиваться курсами кройки и шитья, но денег на жизнь не хватало. В 1890 году она все-таки продала подаренные ей вещи президента и выручила за них $250. В 1892 году устроилась преподавать домоводство в Колледже Уилберфорса, а чуть позже организовала стенд с платьями на Всемирной выставке в Чикаго. Последние годы Элизабет Кекли доживала в богадельне для цветных женщин в Вашингтоне, где и скончалась в 1907 году. 

Имя Элизабет Кекли, портнихи из Белого дома, не забыто по сей день. В американских музеях хранятся ее платья и лоскутные одеяла, хотя установить ее авторство не всегда представляется возможным. А в 2012 году на экраны вышел фильм Стивена Спилберга «Линкольн», в котором Элизабет Кекли тоже не обошли вниманием — ее роль сыграла актриса Глория Рубен.



Почитать мемуары Кекли можно по ссылке: http://docsouth.unc.edu/neh/keckley/keckley.html


Источник: http://b-a-n-s-h-e-e.livejournal.com/973988.html?thread=32267428

Заголовок

Вы можете выбрать стиль текста, его начертание и цвет

Ukf 
Отделение 1